Криптовалюта в России: законодательное недорегулирование

👁 16805 Нет комментариев

Криптовалюта в России: законодательное недорегулирование
InVentoriS / Depositphotos.com

Вступивший в силу 1 января закон о цифровых финансовых активах и цифровой валюте (Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 259-ФЗ; далее – Закон № 259-ФЗ), хотя и содержит в своем названии оба этих понятия, и дает их определения, не сильно помог криптосообществу с точки зрения понимания сущности и условий использования криптовалют в нашей стране.

Абсолютное большинство норм Закона № 259-ФЗ посвящены цифровым финансовым активам (ЦФА), под которыми понимаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг. Установлены правила выпуска, учета и обращения ЦФА, требования к операторам информационных систем, в которой выпускаются ЦФА, операторам обмена ЦФА, порядок деятельности таких операторов. Как отметил в ходе состоявшейся на прошлой неделе онлайн-конференции ИД “Коммерсантъ” председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, принятие Закона № 259-ФЗ должно поспособствовать более активному использованию технологии блокчейн для выпуска ЦФА с целью привлечения инвестиций под реализацию различных проектов.

Регулирование же, предложенное Законом № 259-ФЗ, для цифровой валюты – Анатолий Аксаков подтвердил, что под ней подразумевается именно криптовалюта, – оказалось половинчатым. С одной стороны, криптовалюта в России теперь легализована. Во-первых, законодательно дано ее определение: цифровой валютой признается совокупность содержащихся в информационной системе электронных данных (цифрового кода или обозначения), которые предлагаются и могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей РФ, иностранного государства и международной денежной или расчетной единицей, либо в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных (ч. 3 ст. 1 Закона № 259-ФЗ). Во-вторых, в ряд отраслевых законов (Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма”, Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”, Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ “О противодействии коррупции”) включены положения о том, что для целей соответствующих законов цифровая валюта признается имуществом.

С другой стороны, правила выпуска и обращения цифровой валюты не определены, указано лишь, что “организация выпуска и (или) выпуск, организация обращения цифровой валюты в Российской Федерации регулируются в соответствии с федеральными законами” (ч. 4 ст. 14 Закона № 259-ФЗ), а значит, владельцам криптовалют – а их в России немало: по приведенным президентом РАКИБ Юрием Припачкиным данным, наша страна входит в тройку государств – лидеров по использованию цифровых валют, а количество криптокошельков граждан России превышает 8 млн, – еще какое-то время придется ждать принятия такого законодательства. Напомним, законопроект, на основе которого был принят Закон № 259-ФЗ, рассматривался в Госдуме более двух лет.

Однако в определенной части использование криптовалюты уже законодательно ограничено: прямо установлен полный запрет на оплату цифровой валютой товаров, работ и услуг – он распространяется на действующие на территории России юридические лица, в том числе филиалы и представительства иностранных и международных компаний, и на граждан, находящихся в РФ не менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев (ч. 5 ст. 14 Закона № 259-ФЗ). “У нас по законодательству платежным средством является рубль, который эмитируется Банком России, и никакие иные валюты, в том числе криптовалюты, не могут быть платежным средством на территории РФ. Так что это нормальное решение, что нельзя их использовать для расчетов, – подчеркнул Анатолий Аксаков. –  Кроме того, хотя это прямо не написано, но подразумевалось: поскольку эти частные валюты, которые не имеют обязанного лица, обеспечения, за ними не стоит никакое государство, они несут большой риск для правообладателей, так что нет желания стимулировать россиян приобретать их”.

В принципе же совершение операций и гражданско-правовых сделок с цифровой валютой разрешается, а требования ее владельцев подлежат судебной защите, правда, с одной оговоркой – о факте обладания цифровой валютой и совершения с ней сделок необходимо информировать налоговые органы (ч. 6 ст. 14 Закона № 259-ФЗ).

Порядок такого информирования может быть утвержден уже в ближайшее время: 17 февраля в первом чтении был принят законопроект1, предусматривающий своего рода самодекларирование факта владения и использования криптовалют: п. 1 ст. 21 Налогового кодекса предлагается дополнить положением, согласно которому налогоплательщики имеют право сообщать о получении права распоряжаться, в том числе через третьих лиц, цифровой валютой, представлять отчеты об операциях с ней и о ее остатках. При этом для случаев, когда за календарный год сумма поступлений цифровой валюты или списаний цифровой валюты лицом, которое вправе ею распоряжаться, превысит сумму, эквивалентную в денежном выражении 600 тыс. руб., предполагается установить уже не право, а обязанность таких лиц сообщать в налоговый орган о получении права распоряжаться цифровой валютой, а также представлять отчеты об операциях (гражданско-правовых сделках) с цифровой валютой и ее остатках – ст. 23 НК РФ планируется дополнить соответствующим п. 3.5. Распространяться эта обязанность будет на российские организации, филиалы и представительства иностранных и международных компаний, созданные на территории РФ, и физических лиц: граждан России, постоянно проживающих в РФ на основании вида на жительство иностранных граждан и лиц без гражданства (за исключением лиц, срок пребывания которых за пределами России превышает в совокупности 183 дня в течение календарного года).

В связи с этим ФНС России предполагается наделить полномочиями по установлению порядка определения рыночной цены на цифровую валюту – она будет использоваться при расчете обозначенной выше пороговой суммы в 600 тыс. руб., а также по утверждению форматов сообщения о получении права распоряжаться цифровой валютой, отчета об операциях с цифровой валютой и ее остатках.

За непредставление или представление содержащего недостоверные сведения отчета об операциях с цифровой валютой и ее остатках законопроектом предусматривается ответственность в виде штрафа в размере 10% от суммы поступления цифровой валюты или суммы списания цифровой валюты лицом, которое вправе ею распоряжаться, в соответствующем календарном году – для расчета размера штрафа предполагается использовать большую из указанных сумм (в рублевом эквиваленте). За непредставление же сообщения о получении права распоряжаться цифровой валютой предлагается ввести штраф в размере 50 тыс. руб. В случае принятия законопроекта и подписания соответствующего закона первым отчетным периодом станет 2021 год.

Помимо этого, законопроектом предусматривается штраф за неуплату, в том числе частичную, налога в связи с невключением в налоговую базу прибыли (доходов) от операций, расчеты по которым осуществлялись с использованием цифровой валюты, – в размере 40% от суммы неуплаченного налога в части таких операций.

Разумеется, данный проект, вводящий новые обязанности и ответственность за их неисполнение в сфере, до конца пока не урегулированной, широко обсуждается экспертным сообществом. По мнению специалистов по криптовалюте, он, во-первых, является преждевременным – нецелесообразно говорить о налогах в отсутствие норм, устанавливающих правила оборота криптовалют, а во-вторых, нуждается в серьезной корректировке, в частности с точки зрения того, что понимается под прибылью от использования криптовалют для целей налогообложения. “Прибыль от криптовалют является виртуальной, пока ты не перешел в фиат. Когда ты обналичил деньги и получил реальную прибыль, тогда, пожалуйста, заплати налоги – такой должен быть подход”, – полагает Юрий Припачкин.

Стоит отметить, что с большой вероятностью законопроект будет существенно доработан ко второму чтению – профильные комитеты Госдумы уже отметили целый ряд требующих изменения и уточнения его положений. Так, Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству указал в своем заключении, что установление налогового режима цифровых валют невозможно без уточнения круга объектов, которые могут быть отнесены к цифровой валюте, определения их соотношения с такими регулируемыми Гражданским кодексом категориями, как цифровые права и деньги, и установления четких правил их использования. Для этого необходимо закрепить в ГК РФ понятие цифровой валюты – с возможностью ограничения ее гражданского оборота в соответствии с п. 2 ст. 129 кодекса – и соответствующим образом скорректировать ее определение в Законе № 259-ФЗ.

Комитет Госдумы по бюджету и налогам (является ответственным по данному законопроекту) в свою очередь отмечает несоответствие положений, предусматривающих наделение ФНС России правом устанавливать порядок определения рыночной цены цифровой валюты, ст. 40 НК РФ, согласно которой по общему правилу для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки, – предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен, пока не доказано обратное, а налоговые органы вправе проверять правильность применения цен только в определенных случаях. Кроме того, поскольку налоговые согласно законопроекту смогут запрашивать в банках выписки по операциям на счетах физических лиц и справки о переводах электронных денежных средств при установлении признаков, указывающих на возможное нарушение законодательства о налогах и сборах, если операции на счетах связаны с операциями по переводу цифровой валюты, необходимо, по мнению комитета, уточнить, что понимается под операциями по переводу цифровой валюты (так как в Законе № 259-ФЗ об этом тоже не говорится), и в рамках какой из предусмотренных НК РФ процедур налоговые органы могут установить факт того, что операции на счетах связаны с переводом цифровой валюты, а также признаки возможного нарушения налогового законодательства. И наконец, необходимо определить, какие операции будут считаться операциями, расчеты по которым осуществляются с использованием цифровой валюты, так как прибыль от таких операций предполагается включать в налоговую базу, но при этом Закон № 259-ФЗ, как уже отмечалось, запрещает использовать цифровую валюту для расчетов за товары, работы и услуги.

_____________________________

1  С текстом законопроекта № 1065710-7 “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: garant.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.